Новости парфюмерии, статьи для женщин, новинки духов

Мужской парфюм — «Эссенция» страсти

Еще каких-нибудь пятьдесят лет назад на рынке парфюмерии было совсем немного духов для мужчин с признанными типичными ароматами и для избранного потребителя. Причем в разных странах — разные, в отличие от духов для женщин, которые предпочитали «парижские», как гарантию элегантности, изысканности и вкуса.

Первыми послевоенными мужскими духами во Франции были Moustache (Усы) Роша с запахами леса, мха, папоротника и цитрона. В Италии — Aqua di Silva (Лесная вода) с запахом хвои, в США — Old Spice и в Германии — Tahac original (Оригинальный табак), а англичане предпочитали лаванду с классическим Yardley English Lavander.

Несомненно, начало мужской парфюмерии положило создание удивительной Eau Sauvage (Дикой воды) в 1966 году, в состав которой входили цитрон, розмарин и дикие цветы. Но настоящий «бум» мужских ароматов начался в США двумя годами раньше с появлением Brut Фаберже. Этот аромат, созданный соединением свежих запахов на мускусном и лесном фоне, сознательно вызывающий и сексуальный, был в полном отрыве от привычных изысканных туалетных вод для вечеров в смокинге. В Brut чувствовались мужественность и чувственность с естественной резкостью, свободной и современной. Это первый аромат, отразивший социальный переворот и раскрепощение нравов. Он был адресован не тому, кто подчиняется сложным правилам элитарной жизни, а абстрактному мужчине, вне всякого класса, одновременно уникальному и универсальному, индивидууму, которого отличает только его пол.

Стремление к вечной молодости, увлечение спортивными силуэтами и более яркими красками в одежде, а также расширение ассортимента ароматов для мужчин появлением заметно сексуальных-в противовес классическому образцу костюма-тройки серого или синего цвета и одеколона со скромным ароматом — привели за короткий срок к чрезвычайному оживлению на рынке духов, где мужские «воды» стали фактом «повышенного социального значения». Для иллюстрации назовем несколько духов для мужчин, появившихся в то время: Balafre, Drakkar, Aramis, Yatagan, Safari, Cravache (Стек). Все они адресованы мужчине загорелому, мускулистому, занимающемуся спортом. И содержащие их флаконы — приземистые, массивные, «мужской» гаммы цветов (синий, бутылочный, ярко-красный) исключают всякую женскую коннотацию.

Ассортимент ароматов быстро расширяется, представляя все более разнообразную гамму с большими нюансами. Вырисовывается образ мужчины, несомненно, мужественного, но также элегантного, любящего авантюры, обольстительного, заботящегося о собственном теле и рассматривающего эту заботу как некий ритуал. Сегодня наряду с ЕЫепе Бальмена, Trophee Ланкома, Jules Диора или Derrick Орлана, есть Gree Flanel Бин или Phileas H. Риччи, или Chanel pour Monsieur (Шанель для мужчины), которые развивают тему классической элегантности. Есть также элитарные ароматы, среди которых выделяются Sagamore («В истории остаются только знатные») или Расо Rabanne (Пако Рабанн для мужчины). Наконец, остается вечная тема обольщения, весьма эксплуатируемая итальянскими парфюмерами, например Azzaro — «для мужчин, которые любят женщин, любящих мужчин».

Habit Rouge Герлена и Equi page Эрме продолжают защищать хороший вкус французских благородных семей, в то время как French Line (Французская линия) Ревийона и Santos Картье разрабатывают тему авантюры и «больших путешествий» вместе с Cacharel pour homme (Кашарель для мужчины) — «спутника много путешествующего человека».

Эксплуатируя чувство воображения, маркетинг духов для мужчин ведет к такому ажиотажу на них, какого не знало появление самых замечательных духов для женщин.

Бесконечное разнообразие ароматов и современных типов оформления со стремлением выделить различные образы сочетается с массированной рекламой, направленной на то, чтобы навязать употребление этих духов.

Настало время, когда мужчина, заботящийся о своей привлекательности, имеет в своем распоряжении не только пену для бритья и одеколон или лавандовую воду, но и бывшие когда-то в свое время новаторскими Le Mouchoir de Monsieur (Мужской носовой платок) и Jicky Герлена, Cordon vert (Зеленый кордон, 1932) Коти, Eau de Lanvin (Вода Ланвен, 1933), Pour un Иотте (Для мужчины, 1934) Карона, Alliance Молинекс (1936) или Snuff Скьяпарелли (1938).

Какая эволюция немногим более чем за полвека! Сегодня мужчина со вниманием относится к своим волосам и лицу, следит за тем, чтобы произвести хорошее впечатление на окружающих, и причем не только женщин. Для него теперь важна карьера, а внешний вид в продвижении по службе играет не последнюю роль. Теперь мужчина не ограничивается просто душем и освежением лица одеколоном или туалетной водой, пригоршнями плеская ею из квадратного флакона.

Не пытаясь обобщать, можно сказать, что вырабатывается определенное искусство употребления мужских ароматов. У мужчин появилось стремление следить за своей внешностью даже когда они входят в «определенный возраст». Привычка к комфорту заставляет их относиться к этому не как к второстепенному и дает толчок к эволюции. Сегодня у мужчин, те же заботы, что и у женщин. По мере того как мужчины перестают бояться духов, появляются не только освежающие воды, но и духи с утонченными и нежными ароматами, придающими изящество и элегантность.

Рынок мужских духов теперь почти такой же насыщенный, как и рынок женских ароматов. Их гамма очень богата. «Латинская» линия ароматных вод (лимон, бергамот, майоран, корица) представлена, например, Tuscany фирмы Арамис (американская марка, созданная в 1964 году). Этот аромат, задуманный для горожанина, экстраверта и очень элегантного мужчины, сильно отличается от Polo Ральфа Лорена, который выражает тему спортивную, элегантную и изысканную. Derby Герлена заявляет о себе как образ «варвара и цивилизованного», таким и в самом деле могло быть определение расы духов, задуманных с расчетом соединить элегантность и мужественность.

«Идея Derby появилась у меня в Тунисе, когда я увидел римскую арену и представил на ней бой гладиаторов», — говорил Жан-Поль Герлен. Разве не должен мужской аромат создавать ауру легендарной силы, которой наделяют полубогов?

Прошло время, когда нужно было «очерчивать круг», недвусмысленно уточнять адрес: для мужчин, pour homme, for gentlemen, Moncieur, Messire, for man, Masculine… Позже названия стали более размытыми, с большими нюансами: Equipage, Dakkar, Capitain, Safari, Derrick, Bolofre. Наконец вошли в обиход еще более открытые для воображения названия: Punjab Капуччи, Ming Саломе и особенно Macassar Роша. Они ничем не проявляют себя как ароматы исключительно для мужчин, но прежде всего напоминают о «восточном» благоухании, отголосок которого найдем и в женских духах, таких как Opium, Sheherazade, Cinnabar или Sikkim.

Macassar-это напоминание об индонезийском городе Макассар на берегу пролива того же названия, отделяющего его от Борнео. Экзотическое название упомянуто даже в романе Бальзака о знаменитом парфюмере. Представленное в бальзаковском романе «масло из Макассара» имело успех, в частности, потому, что у него чудесное название.

Когда истощены ресурсы экзотики, спортивной мужественности и изящной элегантности, следует превратить мужчину в сверхмужчину, супермужчину. Посмотрите на Antalus Шанель (1981), представленный как ответ на древний миф об Антее, сыне моря и земли: полубог был повержен Гераклом, представителем силы, потому что у него не было «эссенции», сотворенной из силы и поэзии.